Гурген Баренц

0
3338
Гурген Баренц

Армения
Ереван

* * *

Что-то не так с этим городом, что-то не так.
Он не улыбчив, раздавлен тоской и смятеньем.
Небо накрыло меня, как большой саркофаг,
Люди-фантомы проходят подобно виденьям.

Что-то не так с этим городом, с этой страной;
Здесь не осталось поэтов – их всех затравили.
Небо – как бездна. Дрожу над последней струной.
Если порвётся – меня засмеют простофили.

Что-то не так с этим миром, а значит, со мной.
Все здесь чужие. Но нет, это я – посторонний.
Я здесь никто, лишь прохожий, а может, связной.
Ветер здесь ссорится с сором и с граем вороньим.

Что-то не так с моей песней. С ней что-то не так.
Ей не по силам разрушить стену отчужденья.
Голос добра – лишь метафора, тусклый маяк.
Голос вселенной запутался средь заграждений.

Дождь очищенья – он снова прошёл стороной.
Мне неуютно – здесь души меняют на деньги.
Что-то не так с этим городом, с этой страной.
Пропасть внизу, я стою на последней ступеньке…

* * *

До начала начал было что-то ещё – не иначе.
Что-то было до Альфы, но что – никогда не узнать.
Морща лбы толоконные, гении просто судачат;
Вся исписана цифрами жуткими фототетрадь.

Горизонты уходят – другие встают горизонты.
За последней чертою возникнет другая черта.
В атмосфере гуляют воздушные шарики-зонды,
Они тоже не знают о мире моём ни черта.

Было Слово вначале, но что-то ведь было до Слова,
Слово было у Бога, но Бог его не уберёг.
Кто откроет завесу над заумью первоосновы?
Кто шагнёт за таинственный, мраком сокрытый порог?

И узнает ли кто-то, что кроется там, за Омегой?
За чертой Ойкумены откроется новая даль.
Свет и мысль соревнуются, тащится свет на телеге,
Но и мысли ещё предстоит поднажать на педаль.

До начала начал было что-то ещё – не иначе.
Что-то было до Альфы, но что – никогда не узнать.
Морща лбы толоконные, гении просто судачат;
Вся исписана цифрами жуткими фототетрадь.

* * *

Нас вынуждают покидать свой дом,
Свою страну, свой город и знакомых;
В такой расклад нам верится с трудом:
Кто горло драл, теперь живёт в хоромах.

Мы растерялись, растеряли всё;
Повеет холодом на нас чужое небо.
Вновь крутанёт фортуна колесо
И будет всё неясно и нелепо.

Мы сами подарили им страну,
Преподнесли на блюдечке с каёмкой
И сетуем теперь, что мы в плену
Пытаемся решить головоломку.

Для тех, кто вдруг дорвался до руля,
Власть оказалась камнем преткновенья.
В чужих краях – чужие тополя,
Чужой язык, обычаи, стремленья.

Страну чужую будем звать своей,
Отдав свою на откуп негодяям.
Нет горше участи; что может быть больней?
По родине скорблю, тоской снедаем.

* * *

Нас немало мяло и ломало,
Не упомнить толики всего.
Я о жизни знаю очень мало,
А о смерти – вовсе ничего.

Пряником была, хлыстом хлестала.
Я блуждал по светотени дней.
Я о жизни знаю очень мало.
Ничего не знаю я о ней.

* * *

Годы, должно быть, круглые,
Если катятся,
И, должно быть, они крылатые –
Раз летят.

* * *

Море большое – я маленький.
Солнце большое – я маленький.
Люблю рассматривать муравьёв:
Они маленькие – я большой.

* * *

Поэтом можешь ты не быть.
Но будь хотя бы человеком.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.