Максим Замшев,
Главный редактор «Литературной газеты»,
Первый заместитель
председателя МГО Союза писателей России,
Член Совета при Президенте РФ
по развитию гражданского общества и правам человека,
Президент Академии поэзии

Евдокия Лучезарнова – поэт большой смелости. Смелость эта содержится в том, что она легко и творчески бес¬страшно преодолевает всё мешающее мыслям развиваться легко и свободно. Сейчас немного поэтов, выстраивающих своё творчество в первую очередь на размышлениях. Евдокия Лучезарнова из таких поэтов. Она живёт в абсолютной восторженной гармонии с мирозданием, причём гармония эта не дана свыше, а достигнута путём упорнейшей духов¬ной работы. Эта гармония предполагает щедрое дарение другим своих чувств, переживаний, озарений.

Никаких прямых отсылок в Бахтину в этой книге вы не найдёте. Но идея многополярности Евдокии Лучезарновой, несомненно, используется в поэзии широко и эстетически целостно. Она сразу же уводит читателя в солнечный водоворот, где нет ничего мёртвого, всё живое, дышащее, спеша¬щее к творчеству. Интересно, что многие свои тексты она называет ритмами. Это не случайно. Ритм у неё абсолютно свой, и он полностью подчинён смыслу. Все его перепады движимы не формальными принципами, а желанием интонацией подчеркнуть самую суть:

Вы наблюдали за поэтом,
Читающим свои стихи
И слушающим с трепетом
Других поэтов?

От этого катрена веет чем-то загадочным, удивительно глубоким. И мысль вроде бы кристально проста, но сколько в ней сложности, глубины, сколько подтекста!

Далее ритм развивается. Мысль приобретает остроту и оригинальность, эмоциональный накал усиливается:

И хоть раз в жизни
Побывав у края несказанного,
Человек не способен убить,
Ему легче быть убитым –
Как Пушкин,
Как Лермонтов,
Как Маяковский,
Есенин.

Посмотрите, как быстро стихотворная картина превращается из обычного наблюдения в мистической силы вывод, в попытку запечатлеть рок и таким образом попытаться этот рок преодолеть.

Евдокия Лучезарнова не даёт читателю представить лирического героя или героиню, поразмышлять о них. Она в своих стихах абсолютно личностна, все стихи от первого лица, в них целая бездна сокровенных слов, напутствий, моделирования идеальных картин, что должны стать примером.

Купаясь в роднике твоей любви,
Я обретаю свежесть притяженья.

Эта книга – словно вселенная, где вокруг солнечной личности автора вращаются планеты его стихотворений. И в системе этого вращения, в его устройстве на первый план выходит космос. Безбрежный космос человеческой души.

Космос у Евдокии Лучезарновой не хаотичен. В нём много градаций, и каждая из них грань огромного творческого алмаза:

Не вынуждайте
сокрывать свой лик
Великой Матери.
Не вынуждайте
гаснуть Солнца лику
В жестокосердии.

Вот одна из главных мифологических страт.

Здесь сказано всё весьма лаконично, но смыслов так много, что нужно время для осознания. Тут стихотворная ткань пропитывается воздухом пророчества вся, насквозь. И эти пророчества стоит запомнить, впитать в себя.

Великая Мать нас всех освещает ликом своим, а мы вынуждаем подчас её скрывать от нас свой лик. Как это назидательно, но не в лоб, тонко. А как сказано о жестокосердии… Ведь это жестокосердие так сильно мешает людям жить счастливо, хотя они обретают его порой, чтоб защитить свою жизнь, которая кажется им спокойной. Стихи Евдокии Лучезарновой для таких людей – как пособие по очищению себя от житейской скверны.

Поэтесса Лучезарнова никогда не бывает долго одинакова. Она органично переходит от пророческих стихов до тонких метафор:

Перешагну через бульвары снов…

Или

Ваши лица, как окошечки,
Распахнутся видом кошечки.
Ваши лики, словно двери,
Впустят тех, в кого поверили.

Чем больше читаешь стихотворения Евдокии Лучезарновой, тем больше понимаешь, почему она называет свои тексты ритмы. Здесь ритмы подобраны из разных сборников, но поразительным образом складываются в единое художественное целое. И наблюдая это целое, мы видим, что ритмы Евдокии Лучезарновой шире классического понимания музыкально-поэтического термина. Они своего рода токи, дающие творчеству жизнь, из них складывается всё эмоциональное содержание, они каркас, на котором держится великое сердце поэзии.

Ритмы Евдокии Лучезарновой – это ритмы общемирового поэтического сердца. Без них она не представляет свою жизнь. И творит она во многом для того, чтобы слиться с этим сердцем, подарить ему свои ритмы и с ним биться в унисон:

Дела чужие, удалитесь прочь!
Мои родные встретились со мной.
Вернулись своевременно домой,
Отринув день, воспели ночь.

Евдокия Лучезарнова не является заложницей традиционной поэтической формы. Для русской поэзии эта позиция столь вызывающа, сколь и важна. Ведь так легко попасть в чужие, не свои ритмы. А тут ищешь свои, да ещё против всех законов и правил. В такой позиции есть жертва. Она требует адекватной замены того, чем жертвуешь. И эта замена у Евдокии Лучезарновой происходит. Она предлагает смыслы, столь тесно связанные со своим ритмическим течением, что о силлаботонике на время забываешь, Евдокия Лучезарнова убеждает в своей правоте. Её мысли можно изложить только так, как это делает она. Иначе весь воздух очарования загрязнится синтетикой и озоном вторичности.

Я сегодня в безудержной страсти
Покоряю пространство и время,
Я сегодня в порыве безвластья
Улетаю, где огненно семя.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.