Юлия Швед

Выбрав область культурного наследия как свой профессиональный путь, я и подумать не могла, что именно африканская наскальная живопись затронет меня больше всего. Неожиданная практика в Кении – и моё сердце покорено древнейшими наскальными рисунками, каждый из которых хранит свою уникальную историю. Но для многих рисунков дни уже сочтены.

Очевидно, что в последние годы в области охраны культуры наибольший акцент ставится на культурном наследии, находящемся под угрозой, в частности, в зонах военных конфликтов. Перенося все силы на чрезвычайные ситуации, человечество невольно упускает то, что «не так срочно». А не срочно ли? Древняя наскальная живопись Африки исчезает медленно, но верно.

К счастью, есть люди, для которых сохранение наскального искусства является делом их жизни.

Год назад, в Кении, мне посчастливилось поработать в Фонде охраны наскальной живописи Африки – TARA (Trust for African Rock Art). Африка является наиболее богатой «галереей» пещерных рисунков и гравировок, разбросанных по всему континенту.

Деятельность TARA поддерживается Центром всемирного наследия ЮНЕСКО, а также ICCROM [1], National Geographic [2], Британским Музеем и другими значимыми организациями. О важности TARA упоминали Нельсон Мандела и Кофи Аннан, подчеркивая необходимость охраны африканского наследия, которое является уникальным достоянием мировой величины.

И хотя нам кажется, что на Земле уже не осталось белых пятен, в Африке с завидной регулярностью происходят открытия новых и новых объектов наскальной живописи. Только открыть – мало, важно понять смысл, определить возраст рисунка и постичь жизнь народа того времени. Помимо этого, необходимо сохранить уже найденные рисунки, что порой бывает непросто. Главными угрозами для них, помимо природных катаклизмов, являются вандализм, кражи, вооружённые конфликты, а также добыча полезных ископаемых.

Если в Европе большая часть рисунков находится в пещерах, то в Африке многие рисунки расположены на незащищённых поверхностях и поэтому под действием природных стихий они разрушаются гораздо быстрее. Древнейшие рисунки безвозвратно затерялись в веках. Это и есть главная причина обеспокоенности защитников культурного наследия: надо торопиться сохранить то, что ещё можно спасти.

Наскальной живописи в Африке значительно больше, чем на других континентах. Десять миллионов (!) рисунков разбросано в 30 странах.

Выявлено два основных способа создания наскальной живописи: рисунки красками и петроглифы. Эксперты утверждают, что традиции наскального рисунка в Африке может быть более 50 000 лет. Многие исчезнувшие рисунки могли быть созданы во времена европейского Палеолита (15 000 – 30 000 лет назад). Древнейший рисунок был найден в Намибии и датируется 30 000-м годом до н.э. Обнаруженным в долине Нила изображениям 17 000 лет. Примерно столько же рисункам в пещере Ласко во Франции. Однако подавляющее большинство африканских изображений, сохранившихся до наших дней, было создано не ранее 7000 лет назад.

В разных частях Африки встречаются различные виды наскального искусства. Например, в Кении, как и в остальных странах Центральной и Восточной Африки, выделяется два типа живописи: рисунки пигмеев тва (1000-3000 лет до н.э.) и искусство сандаве (9000 лет до н.э., чаще всего встречается в Танзании).

Пигмеи тва обычно изображали в красных и белых тонах геометрические рисунки-символы, реже – животных, а для сандаве характерны натуралистичные изображения животных, а позднее и людей. В Сахаре, существует шесть видов живописи, различаются они возрастом, типом изображения, использованными материалами.

Возраст наскальных рисунков чаще всего определяется углеродным методом, т.е. возрастом углерода, который присутствует в пигментах рисунка. При отсутствии углерода в пигментах краски определить даже примерный возраст представляется невероятно сложным. Тогда анализируется сходство с другими историческими и археологическими фактами. Иногда археологи обнаруживают лишь остатки пигмента, которые предположительно могли быть когда-то рисунком. Кстати говоря, в Сахаре больше половины рисунков ещё не описано в силу огромной площади пустыни, отсутствия дорог и постоянно воюющих племён.

Наскальная живопись – это не только свидетельства первого творческого самовыражения человечества, но ещё и необъятная кладезь истории и культуры, многие тайны которых ещё предстоит раскрыть. Она отражает мировосприятие, традиции, жизненный уклад и духовную жизнь первобытных людей. Сколько таких наскальных рисунков исчезает каждый год! И сколько историй, так и не успевших дойти до нас, погибают вместе с ними. Например, пустыня Сахара аккумулирует в себе невероятное количество изображений, многие из которых находятся на грани полного исчезновения.

Фонд охраны наскальной живописи Африки (TARA)

Благодаря таким организациям, как TARA, существует возможность сохранить хотя бы часть этого общечеловеческого культурного наследия. Специалистами TARA в течение двадцати лет проводится титаническая работа: рисунки фотографируются и описываются, а следом к работе приступают эксперты. На данный момент TARA обладает архивом из десятков тысяч фотографий, а также объёмной библиотекой. В наличии как цифровые материалы, так и традиционные печатные издания.

История Фонда охраны наскальной живописи Африки уходит корнями в 80-е годы прошлого века. Именно тогда зародились первые мысли и открылись дискуссии на тему создания такого рода организации. Общий интерес к наскальному искусству объединил трёх энтузиастов: британского антрополога и археолога доктора Марию Лики, южноафриканского писателя, исследователя и журналиста сэра Лоренса ван дер Поста и британского фотографа Дэвида Коулсона. Доктор Лики и сэр ван дер Пост ушли из жизни в 1996-ом, но именно этот год является официальным годом рождения TARA, который основал Коулсон совместно с Алексом Кемпбеллом, директором Национального музея Ботсваны. Дэвид Коулсон и по сей день является главой TARA, став также почётным членом Лондонского Королевского Географического Общества.

Уроженец Великобритании, Дэвид Коулсон вот уже более сорока лет путешествует по Африке. Фотография изначально была лишь увлечением Дэвида, но с годами оно переросло в основное занятие, и, можно сказать, в стиль жизни. Ведь для того, чтобы покорять пески Сахары и пробираться через непроходимые африканские дебри, нужен особый склад ума и характера.

Что заставило Дэвида променять привычный для европейца комфорт на походный образ жизни по опасным и уединённым уголкам Африки? Увидев пещерные рисунки однажды, их уже невозможно забыть никогда и хочется возвращаться к ним снова и снова. Они, словно магниты, завораживают и притягивают, а тайны, сокрытые в них, манят любознательный ум. Дэвид был поражён мастерством наших предков и мощной энергией, которую ощутил при соприкосновении с этим искусством.

Не раз остро стоял вопрос жизни и смерти. Помимо безжалостной природы, Африка может напугать неискушённого путешественника своими обитателями: многие народы годами ведут междоусобные войны, и не дай бог случайному путешественнику появиться у них на пути. Но опасности не могли уменьшить азарта Дэвида, и именно поэтому ему удалось сфотографировать такие места и объекты живописи, которые до этого не удавалось запечатлеть никому. Коулсон всегда ведёт походный дневник, и многое из записей занесено в цифровой архив TARA. Это не просто факты, а поэтические и эмоциональные образы. В Африке по-другому и не получается. За годы работы на счету Коулсона и TARA появилось немало книг и пособий по изучению наскальной живописи, а также публикаций в международных изданиях, таких как National Geographic, Time, Natural History, People, London Times.

Мечты сбываются

Работая в офисе TARA в Найроби, я ежедневно просматривала десятки изображений, заочно знакомясь с ними и мечтая увидеть эту красоту наяву. К моей радости наметилась рабочая поездка к самым значимым местам Кении.

Большая часть наскальной живописи Кении находится на западе страны, у озера Виктория, а также на севере, в Великой Рифтовой долине. Наш путь лежал на запад, сначала к Национальному памятнику Какапель, а потом на остров Мфангано, что на озере Виктория. Несколько часов на машине, и вместо небоскребов Найроби перед глазами подлинная, сельская Кения. Просторные зелёные поля, горы в дымке и леси-стые холмы, стаи зебр и редкие овцы; посёлки и одиночные домишки, лавки с овощами и фруктами вдоль дорог, машущие нам руками детишки, женщины с корзинами на голове, и … такой особый, сладковатый запах – запах Африки.

Но вот мы вблизи границы с Угандой. Отсюда отчётливо видна угандийская гора-вулкан Элгон. В нескольких километрах от границы, в округе Бусиа, находится Национальный памятник Какапель, ставший одним из самых ярких воспоминаний о Кении.
Скала Какапель расположена на возвышенности Челелемук. В её основании, в трёх смежных нишах и были обнаружены рисунки.

Статус Национального памятника Кении был присвоен Какапель в 2004 году. А до этого времени рисунки находились в плачевном состоянии. TARA, совместно с Национальными музеями Кении, очистили Какапель от граффити, нанесённых современными вандалами. По сей день тщеславные люди оставляют свой след «на века», пытаясь затмить древнее искусство.

Какапель – одно из наиболее важных для Кении мест с наскальной живописью, здесь особо выражено смешение стилей, техник и художественных традиций разных эпох и народов. Рисунки удивительным образом наложены друг на друга – частое явление в наскальном искусстве. Помимо рисунков, здесь встречаются петроглифы и так называемые купулы – чашечные углубления.

В этом районе можно выделить три вида наскальной живописи. Первый – красные и белые геометрические узоры, а также белые и красные животные, по-видимому, слоны. Предполагается, что они нанесены пальцами от двух до четырех тысяч лет тому назад и принадлежат племенам охотников и собирателей – пигмеев тва. Другой вид – изображения домашнего скота. Считается, что они выполнены скотоводами. Точная дата создания не установлена, но есть основания полагать, что эти рисунки, по крайней мере, трёхтысячелетней давности. И последний характерный вид изображений состоит только из белых геометрических узоров. Рисунки нанесены пальцами, но кем – установить сложно, хотя это могли быть племена итесо, потомки которых до сих пор живут в Какапель.

В настоящее время на территории комплекса, посреди широкой лужайки, расположен Культурный Центр – каменное круглое строение, внешне схожее с традиционным домом народа итесо. Здесь часто устраиваются праздники и ритуалы. Хорошо известен Культурный фестиваль Какапель, ежегодно привлекающий около 2000 посетителей как из Кении, так и из-за рубежа. Таким образом, восстановление объекта наскальной живописи способствует развитию и сплочению местного сообщества и воспитывает уважение к культурному наследию своих предков.

Программа общинного развития – это одно из ключевых направлений в деятельности TARA, включающее проекты по вовлечению местного населения в образовательные программы и менеджмент своего наследия. Кто может лучше сохранить своё культурное достояние, как не сам народ, которому оно принадлежит?

Эта программа не только способствует восстановлению объектов наскальной живописи, но и вкладывает средства в проекты, которые интересуют местное население и приносят вклад в экономическое развитие региона.

Немалой проблемой в области охраны культурного наследия Кении является непонимание местным населением, почему оно важно, зачем его сохранять и, кроме того, как оно может стать источником материального благосостояния.

Нередко вопрос стоит остро: сохранение наскального рисунка или продажа камня, в процессе добычи которого наскальная живопись уничтожается. В основном решение принимается в пользу продажи. Хотя Кения является одной из богатейших стран Африки, её богатство, в основном, сконцентрировано в Найроби, в определённых социальных кругах. Простым кенийцам чаще всего приходится тяжело трудиться, попросту выживать, и, конечно, при таких обстоятельствах они мало думают о культурном наследии. Во время поездки мы побывали в Кисии, где активно ведётся добыча сланца, а культурное наследие варварски уничтожается.

Одна из «неиспорченных туристами» жемчужин Кении, а также самый удачный проект TARA, который смог стать независимым и полностью поддерживается общиной, – это Остров Мфангано на озере Виктория (район Суба). Виктория – крупнейшее озеро Африки, отсюда берёт исток древний Нил. Воды озера делят между собой три государства: Кения, Уганда и Танзания. Без преувеличения можно сказать, что Виктория – одно из живописнейших мест в Кении. Зелёные холмистые острова, экзотические птицы, голубые воды, тёплый ветер и… магическая наскальная живопись.

В пещерах Маванга и Квитоне изображены геометрические символы, концентрические белые и красные круги, возраст которых от тысячи до четырёх тысяч лет. TARA обнаружил и зарегистрировал эти рисунки в 2000-м году. Их создателями, скорее всего, были племена пигмеев тва. Как и в Какапель, здесь встречаются рисунки, петроглифы и купулы.

Пещеру Маванга местные племена суба использовали для ритуала вызывания дождя вплоть до 80-х годов прошлого века. Квитоне находится достаточно высоко, на горе, над священным лесом. Остров Мфангано может побаловать и таким явлением, как «каменные гонги» – отдельно стоящие валуны, балансирующие на скале и естественно резонирующие. Звук рождается, если бросить в валун камнем.

Несмотря на отдалённое местоположение, на остров активно прибывают туристические группы. Экскурсии стали приносить прибыль невероятно быстро, и жители острова направили эти средства на … образование! В десяти минутах ходьбы от пещеры Маванга была основана школа. Если бы не этот проект, многие детишки так и остались бы неграмотными.

TARA активно поддержал создание Музея Мира общины Абасуба на острове Мфангано. В нём собрана информация о наскальном искусстве, а также археологические артефакты. Музей играет роль научного центра для изучения археологии и культуры, там же находится администрация по управлению объектами наскального искусства на острове. При Музее создан общественный и культурный центр. Ресторан и место для кемпинга делают пребывание в этом африканском уголке удобным для молодежи и туристов. Активность на острове Мфангано наглядно демонстрирует, как культурное наследие может стать средством и ресурсом для развития общины.

Об общинах и народах Кении нужно сказать отдельно. В стране около 70 этнических групп, из которых 40 – коренные народы, каждый из которых говорит на своём языке. Всего в Кении три крупных языковых группы: банту, нилотские и кушитские языки, хотя государственные – английский и свахили. Народы итесо (Какапель) и абасуба (Виктория) пришли на территорию Кении из Уганды. В каждом народе обычно существует несколько кланов, а также Совет старейшин, мнение которых в почёте и в XXI веке.

Несмотря на то, что кенийцы в большинстве своём очень религиозные христиане, они сохраняют в своей культуре многие древние обычаи, а также общинный строй. Надо ли говорить, что права женщин здесь не на самом высоком уровне и что образование зависит в основном от материального достатка семьи.

Без участия в этой увлекательной поездке мои кенийские воспоминания были бы гораздо менее яркими. Можно изучать наскальное искусство по книгам хоть целую вечность, но исключительно важно не только увидеть рисунок, как говорится, вживую, но и прочувствовать само место, соприкоснуться с народом, предки которого создавали эти шедевры, сохранившиеся в течение тысяч лет, не утратив сочности красок.

Ежегодное урезание финансирования создаёт для организаций, занимающихся сохранением культурного наследия, всё больше трудностей для продолжения своей деятельности. Но тем не менее, TARA активно занимается популяризацией наскального искусства через многочисленные молодёжные и образовательные проекты, а также через социальные сети. Осведомлённость людей – один из главных ключей привлечения интереса к проблемам охраны наскальной живописи – этого особого, ещё не до конца понятого и разгаданного, но неотделимого от нас мира, являющегося частью общечеловеческой культуры. Исчезновение наскальных рисунков, если не принять срочных мер, станет невосполнимой утратой, независимо от того, осознаём мы это или нет.

Примечания:

[1] ICCROM – Международный исследовательский центр по сохранению и реставрации культурных ценностей (Рим, Италия); межправительственная организация, занимающаяся сохранением и реставрацией объектов культурного наследия, как материального, так и нематериального. Основана ЮНЕСКО в 1956 году.

[2] National Geographic – журнал Национального географического общества (основано
в 1888 году в Вашингтоне, США)

Юлия Швед

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.