Поэты наводят мосты

0
863

Наталья Лебедева
Рига, Латвия

Международная ассоциация писателей (МАП) пригласила гостей на презентацию поэтической антологии «Мосты: Рига – Варшава * Варшава — Рига».

Верлибр и просодия

Сборник – плод усилий МАП и группы польских поэтов и издателей, с которыми рижские стихотворцы, пишущие по-русски, давно дружат и к которым ездят на международные фестивали.

В книге – стихи 10 польских и 10 русских латвийских поэтов с переводами на языки друг друга. С одной стороны – поэтические строки главы МАП Татьяны Житковой, Юрия Касянича, Петра Антропова, Романа Новарро, Елены Журович, Евгения Голубева и других на русском и польском, а с другой – стихотворения Александра Навроцкого, Ежи Парушевского, Барбары Юрковской, Ярослава Клейноцкого, Бенедикта Козела, Миры Лукши и других также на польском и русском.

У рижских поэтов стихи в основном в рифму, а у их польских собратьев – верлибр. Русским поэтам вообще свойственно писать просодию, а зарубежные почти поголовно творят только белые стихи.

Выпустил книгу из серии «Мосты» известный польский поэт, прозаик, переводчик, публицист и общественный деятель Александр Навроцкий, основатель и глава книжного издательства IbiS. Он приехал в Ригу, чтобы повидать латвийских собратьев по перу и представить сборник. Вместе с ним прибыл и его коллега и соавтор Ежи Парушевский.

Александр – человек известный. Кроме основанного им в 1992–м книжного издательства IbiS он с 98-го выпускает ежемесячник «Поэзия сегодня». Переводит стихи и прозу с русского, украинского, болгарского, сербского, румынского, венгерского, финского, английского, французского, итальянского, немецкого. Издал антологии русской, украинской, финской, греческой, испанской, венгерской поэзии. Издатель и редактор-составитель трёхтомника «Польская поэзия – Антология тысячелетия», где помещены стихи 275 стихотворцев, соредактор польско-русского издания серии «Из века в век», которая печатается в России и включает антологии стихотворцев 14 славянских стран.

Основал два международных ежегодных поэтических фестиваля – посвящённый славянской поэзии и Всемирный день поэзии под патронатом ЮНЕСКО, где польским поэтам вручается премия «Лавры ЮНЕСКО», а зарубежным – «Поэзия сегодня».

Он желанный гость на литературных фестивалях в Варне, Риге, Струге, Белграде, Твери, Киеве, Измире, Каире и других городах, лауреат 20 международных литературных премий, в том числе, Шекспировской, Славянской письменности и культуры, диплома ЮНЕСКО и других.

«Сборники — навечно…»

В жизни он весёлый и открытый человек, который от души радуется, что на презентацию «Мостов» в Центральную рижскую библиотеку пришло так много поэтов, певцов, музыкантов, художников и не только.

– В восторге от вашей доброжелательности и внимания! – говорил на хорошем русском пан Навроцкий. – У нас так много людей на поэтические встречи не приходит… А ведь это большое дело. Конечно, на мои фестивали и приходят, и приезжают из разных стран, но это другое. Если ты не видишь своих читателей, то как бы не существуешь… Если будут стихи в сборниках, это навечно. К тому же, в наших странах мы знакомимся с творчеством друзей из-за рубежа. До «Мостов» никто не знал ваших поэтов в Польше, а наших у вас. Спасибо Татьяне Житковой – без нее этого сборника не было бы.

– Благодаря вам стихи на русском языке из Латвии прозвучали во многих польских городах, – отозвалась Татьяна.

– Предлагаю вам вместе издавать антологии ваших коллег и соседей, пишущих по-латышски, по-литовски и по-эстонски. Выпустить на пяти языках, включая русский и польский. Мы после Риги едем в Таллин – возможно, договоримся. Мне уже 78 лет – жить ещё буду, но потом буду немножко «дурачок»… Пока ешё хочу поработать.

Стихи Навроцкого читали на вечере по-русски и по-польски, помогали старшеклассницы Рижской польской школы. Александр щедро дарил свои издания, привезённые в Ригу.

Потом наступил черёд читать стихи Ежи Парушевского, которого его собрат по перу оценил так:

– Он мой соперник, пишет хорошие стихи. И с юмором. Шутка! Не считаю поэтов, которые лучше меня, соперниками – учусь у них. В моей поэзии тяжело с юмором, а у Ежи он прекрасный.

– Спасибо всем, кто собрался в этом зале, – сказал пан Ежи. – Приятно быть здесь с вами. Люблю писать шуточные стихи. Жизнь не так часто дарит светлые моменты, поэтому надо их ловить и воплощать на бумаге. У нас, поэтов, большая сила, порой больше, чем у политиков. Но поэтам часто попадает, потому что они при этом беззащитны…

Он прочёл свои стихи «Свобода слова» – о том, кому она нужна, если никто никого не слушает… Прозвучали и шуточные стихи о себе «Сплошные плюсы» и об Америке — «Не понимаю мира вокруг — плачу психоаналитику…»

«Душа мира – на Востоке…»

В ответ свои творения из сборника озвучивали наши поэты. «Крестили меня старовером…» – читал Пётр Антропов, а потом они звучали по-польски. «Не спрашивай меня, как пишутся стихи…» – читала Татьяна Житкова, а об «ослепительных летних красках» читал Евгений Голубев.

Барды Татьяна Востокова и Владимир Бардин проникновенно исполнили вместе с девочками из польской школы «Грузинскую песню» Окуджавы («Виноградную косточку в тёплую землю зарою…») на польском и песню на слова Агнешки Осецкой, с которой Булат был очень дружен до конца дней.

Феликс Кац читал свои эпиграммы, посвящённые пану Александру: «Навроцкий – смелый человек, стихи он пишет целый век», или: «…И пенье ваше слышать лестно самой ЮНЕСКО».

В кулуарах Навроцкий рассказал «СЕГОДНЯ»:

– Был в прошлом году на поэтическом фестивале на северо-западе России – курсировали на круизном теплоходе по Чудскому озеру и всё время читали стихи. Один из православных батюшек, черногорец, говорил: «Запад – это только производство вещей. А сердце, душа человечества всегда была на Востоке». Это правда – на Западе и поэзии почти нет. Искусство у них существует только тогда, когда за это платят деньги. Если это Пикассо – пожалуйста, продаём с аукциона. На этом судне постоянно шли богослужения и художественные вечера. Сделал польский вечер, пришло много людей. Поставил записи Анны Герман – почти все знали её песни… Были чешский, болгарский, русский культурные вечера. Мои друзья из Польши, живущие в Лондоне, тоже делают такие поэтические встречи, и у них вход по билетам – 10 фунтов. Приходят и наши, и англичане, которым мы показываем, что существуют такие чтения. Мол, вот это наша поэзия, но мы можем помочь вам с вашей. И когда издал антологию «Польша – Лондон», англичане сразу и не поняли, что это. А потом стали писать письма с вопросом «Где её купить?».

Фестиваль славянской поэзии всегда проводится у нас в октябре. Издаём специально к этим дням журнал «Поэзия сегодня». В прошлом году вдвоём с женой напечатали 18 изданий – журналы, сборники, антология «Варшава – Беларусь» из цикла «Мосты». Белорусский центр культуры в Варшаве очень помог. И с посольством России в Польше у нас тоже хорошие контакты. Но многое зависит от того, кто придёт на место посла. Предыдущий был отзывчивый, со сменившим его пока не встречались… Немцы помогают, представители других стран. С румынами хорошие связи, блестящие с чехами и словаками, а с венграми пока не очень складывается.

Хорошо, когда местные власти в той или иной стране оплачивают литераторам что-то из набора «дорога-проживание-питание». У нас самих в Польше не так много спонсоров – среди них объединение польских вокалистов, которое делится с нами гонорарами от концертов.

– В Македонии президент страны присутствует на Славянских поэтических фестивалях, – включается в разговор Ежи Парушевский. – У нас в Польше прежний мэр моего города Жирардов любил поэзию, приходил всегда на фестивали.

Александр: «Новая власть прежние кадры вычистила, но Ежи остался руководителем издательства Центра культуры Жирардова».

Ежи: «Уже 22 года там работаю, но нынешний мэр хотел центр закрыть, и мы ему написали – неужели вы хотите выбросить душу этого города? И помогло!»

– Откуда вы оба так хорошо знаете русский?

Ежи: «Учил его 9 лет в школе, потом в университете. После 20 лет у меня не было контактов с русскими, практики. Сегодня благодаря Александру снова заговорил».

Александр: «Если человек знает другой язык, он богаче душой, умом, развитием. С 3-4–го класса мы изучали русский. А когда в 5-м нам на уроке впервые прочли Пушкина, влюбился в него на всю жизнь. После изучал латинский и русский. С латыни переводил Овидия и Горация, с русского – Пушкина: «Бахчисарайский фонтан», «Зимний вечер», всего около 100. Это прекрасный и великий поэт…